ИА Сусанин

Школа общего режима

Как учатся школьники, находящиеся за решеткой
Яна Шамаева
Журналист
4 октября 2016
Сейчас в Ижевске работают 93 дневные общеобразовательные школы. В их число входят средние общеобразовательные, учебные заведения с углубленным изучением каких-либо предметов, всевозможные гимназии, лицеи. Но, мало кто знает, что в 2003 году в столице Удмуртии появилась по-своему нестандартная средняя общеобразовательная школа УФСИН, где в настоящее время 13 педагогов учат 74 малолетних осужденных.

В преддверие Дня учителя, корреспондент ИА Сусанин посетила Ижевскую воспитательную колонию и узнала, чем школа при ней отличается от обычной среднеобразовательной и каково там работать учителем.
Его зовут Костя и в свои 18 лет он ходит в 10 класс. В школу, где нет домашних заданий, а в перемены по коридорам особо не побегаешь. Нет у него и портфеля с учебниками и других школьных мелочей. Потому что Костя – ученик школы Ижевской воспитательной колонии.

«Осужден по статье 228 хранение наркотических средств, примерно четыре месяца мне еще осталось, сам я из Кировской области», - спокойно рассказывает подросток.

Школа необычная, и это понимаешь сразу, как только попадаешь в ее коридор. На каждой двери класса стеклянное окошко. Во время уроков по коридору ходит сотрудник колонии и наблюдает за происходящим внутри – следит за порядком.
Учителя здесь обычные, многие из них совмещают работу здесь с преподаванием в школах за периметром. Говорят, поначалу только непривычно, со временем все становится на свои места.

«Первое время было неуютно, некомфортно, а потом привыкла, адаптировалась. Во-первых, взгляды в спину постоянные. Во-вторых, все равно чувство дискомфорта. Не страха, а именно дискомфорта. Раньше я работала в городской школе, там были и девочки, и мальчики, все равно, лица были подобрее», - поделилась воспоминаниями учитель математики Наталья Куралева.
Косте, как ученику, сейчас здесь нравится. Ну, как нравится... Говорит, что по-другому начал смотреть на жизнь, поменялось мировоззрение, цели появились. Учиться стал хорошо, а главное, регулярно. Это же не дом, выбора идти или не идти на учебу – нет: встал с утра, на зарядку, умываться и на завтрак.

«Ручку там, блокнотик может какой возьму, проводится развод и выводят в школу».

Учится он без троек, на четверки и пятерки. И разницы особой между обычной школой и школой в колонии не видит. А свободы все равно хочется.

«Конечно, в обычной школе лучше, там больше свободы, а так у нас тут неплохая школа. Уроки не прогуляешь. Учителя очень хорошо к нам относятся. Особой разницы нет, но учиться интересно стало», - сказал Костя.
Отличий не видит и учительница математики общеобразовательной школы УФСИН по Удмуртии Наталья Куралева. Другое дело, в обычной школе большая часть учеников посообразительнее. В колонию дети попадают достаточно запущенные, поэтому самое сложное в их работе – найти подход к каждому. Школу эти дети, в свое время, посещали редко. Неудивительно, что есть те, которые в свои 18 лет учатся далеко не в 11 классе.

«Многие даже говорят, что учиться начали только после того, как попали к нам. Поэтому убедить их в том, что надо учиться, заинтересовать их – это сложно, а потом, когда они почувствуют вкус к учебе, там уже, как по накатанной», - делится секретом Наталья Куралева.
Казусы по этому поводу на уроках бывают разные. По школе до сих пор ходит анекдот: спросили однажды на уроке русского языка молодого человека: «какого рода слово шишка?». На что тот ответил – деревянного.

Но это не повод для злых шуток и издевательств. Все понимают положение малолетних осужденных. А учительница добавила, что это еще и отличный повод разрядить ситуацию на уроке.

«Когда такие шутки, где-то даже смех на уроке – разрядились, отдохнули, пошли работать дальше, потому что иногда действительно бывает очень тяжело выжать достаточно сложную информацию в 10-11 классах», - сказала учитель.
Да и само общение между учениками и учителем довольно теплое. Называть их по фамилии здесь не считают нужным. Все происходит в непринужденной атмосфере. В классе то и дело услышишь: «Андрюха, что там у тебя получилось?», «Димка, давай к доске».

«Привыкаешь к ним, да и они на контакт идут лучше, у них чувство доверия возникает, и они работают на уроке намного лучше. Когда кого-то похвалишь, поверьте мне, у него энтузиазма появляется намного больше и работоспособность повышается», - сказала Куралева.

Тем не менее, каждый педагог для собственной безопасности под одеждой носит «тревожную кнопку», о которой сами ученики не знают.

Что дала колония Косте? Подросток говорит о том, что только здесь он понял, что надо учиться и собирается после выхода на свободу закончить школу и поступить в техникум, а потом и в вуз.

«Хочу отучиться на строителя-технолога, потом заочно на инженера-строителя и продолжать работать по профессии. Мне легче даются математические материалы, так что из-за этого выбрал такую профессию», - сказал Костя.

Пока же молодой человек выучился на швею и работает на местном швейном производстве. «Получил здесь профессию швея. Можно еще отучиться на сварщика, паяльщика», - поделился он.
Из-за занятости на производстве ученики свободны от выполнения домашнего задания. После уроков школьники отправляются в местное ПТУ, где получают профессию. Но, по словам педагогического коллектива, все равно есть те, кто подходит и просит дополнительные задания.

«Кто-то в личное время, действительно, садится за уроки, но большинство занимаются своими делами: пишут письма домой, кто-то своей личной одеждой занимается – приводит в порядок», - сказала учитель математики.
Попав в воспитательную колонию Костя начал рисовать. Нигде до этого не учился - талант открылся здесь. Сейчас занимается оформлением местных стенгазет и других праздничных материалов, участвует в культурно-массовых мероприятиях. Появилось время на чтение книг.
Кстати, ЕГЭ в колонии никто не отменял. Его тут тоже сдают, не выходя за пределы учреждения, конечно. И, по словам учителей, делают это довольно успешно. Хотя из выпускников в вузы пока никто не поступил. Но для одаренных учеников тут даже проводят дополнительные консультации в углублённой форме после уроков.

«У большинства, кто планирует сдавать ЕГЭ, есть планы поступать в дальнейшем в техникумы, вузы, устраивать свою жизнь. Другое дело, что не всегда, выходя на волю, они свои планы воплощают в жизнь. Очень многие хотят учиться дальше, понимают, что в жизни образование – это важно», - рассказала Куралева.
Несмотря на тяжелые условия работы и опасность, свою профессию учителя Наталья Куралева считает благодарной, получает от нее удовольствие и искренне надеется, что такого мнения придерживаются ее коллеги.

«Мне нравится приходить на работу, мне нравится, когда дети с радостью идут ко мне на урок, а не ворчат, когда получают хорошие оценки. Когда я вижу, что они поняли тему, когда у них идет понимание, осознанное понимание того, что они делают. Я радуюсь», - подытожила учитель.
Учитель и воспитанник школы в ижевской воспитательной колонии рассказали о процессе обучения.
Made on
Tilda