ИА Сусанин

Криминальные войны Ижевска

Возвращение легендарной книги
Книга «Криминальные войны» стала популярной в начале 2000-х годов. Ее автор Андрей Иванов интересно, а главное, доступно и с примерами рассказывает в ней о становлении криминального мира Удмуртии в 80-х и 90-х годах. Автор по полочкам разложил зарождение организованной преступности, которая начала формироваться в Ижевске в конце 1980-х с появление кооперативного движения.
В то время, которое описывается в первых главах книги, в Удмуртии появилась прослойка «богатеньких буратин», которая разделилась на два лагеря: «жирные овцы» с одной стороны и «голодные волки» (уголовники и рекетиры) – с другой.

Стричь овец взялись еще две группировки: бригада Вячеслава Горбова (Горба), при поддержке «вора в законе» Анатолия Ислентьева (Ислентий), и бригада Шамиля Латыпова (Шамиля).

Первую группировку рекрутировали всевозможные «бакланы» и «гопники», мелкое ворье, которое постоянно тусовалось возле пивных точек и рюмочных, а излишеством интеллекта не отличалось и жило по старому воровскому принципу: украл, выпил - в тюрьму.

Парни надевали под рубахи тельняшки и шляпы для понта. Из серой массы строителей коммунизма их выделяли рондолевые зубы, кастет или финка в кармане. Нрав у «Горбовских» был крутой: уголовники чтили воровские традиции, а власть презирали, но все-таки боялись. Тем не менее, «пощипать барыгу» для них считалось делом привычным и почти безопасным, а тюрьма было домом родным.

Во вторую группировку вошли представители высших воровских каст: карманники – «щипачи» и мошенники – «фармазоны». Эти ребята деньги считать умели и свои, и чужие и обладали талантом превращать копейки в полновесный рубль. Именно поэтому они быстро смекнули воровскую выгоду от новой экономической политики государства.

Ушлых кооператоров в то время наглухо обложили данью. Работать без крыши стало немодно и, к тому же, небезопасно. К каждому участнику кооператива заходили серьезные ребята и толковали по душам. Если кооператор беседы не понимал, его сначала били, а потом проводили ряд профилактических мероприятий: что-нибудь сжигали, ломали и портили. Такие меры применяли только к самым непонятливым. Как правило, все понимали с первого раза…
Всего в книге 40 глав, которые повествуют о самых громких преступлениях 90-х годов. Это противостояние банды спортсменов и криминальных авторитетов, из-за которого убили известных в те времена братьев Гороховых, расстреляли на набережной Ижевска вора в законе Касима. Тогда же наемные убийцы ликвидировали Шамиля, Сироту, Родиона, Клейна, братьев Богдановых, Катыша и Лукъяна.

ИА «Сусанин» приводит выдержки из произведения с разрешения авторов.
Глава 7
За убийство майора Петрова должен был кто-то ответить. Кровью. Главным «кровопускателем» и мстителем стал Александр Радионов. Бывший боевой «опер» Индустриального РОВД, черный пояс по карате, уйма энергии, опыта и злости.

Алексадр Радионов
Чистильщик

Радионов выждал до девятого дня. Девятого дня после смерти его друга и тезки Александра Петрова. Радионов не был таким уж набожным человеком, скорее наоборот – здравого цинизма в нем хватало с лихвой. Но традиции Родион чтил. После девятого дня «спортсмены» собрали «стрелку», главной повесткой которой было: кого «мочить» и когда.

С основным докладом по злободневному вопросу, разумеется, выступил Саша Радионов. Речь докладчика была простой и доступной для понимания каждого «спортсмена»: «Если не мы их сегодня, то завтра они нас».

Досрочной доставки в морг никто не хотел, и потому речь докладчика была встречена бурными и продолжительными аплодисментами. Собрание проголосовало единогласно: «Мочить!»

Родион, вдохновленный поддержкой, бросился осуществлять задуманное. Активные встречи с представителями среднего руководящего звена МВД, КГБ и прокуратуры. Александр умел говорить горячо и убедительно: «...мое афганское прошлое», «Петров из вашей системы...», «я сам бывший «мент», «...давайте вычистим город от этой швали». Саша Радионов был готов стать чистильщиком. Кое-кто из руководителей «органов» с Родионом соглашался, но, разумеется, без протокола.

Одной из первых жертв «чистильщика» стал некий гражданин Огнев (кличка Огонёк) – вор-рецидивист, полжизни проведший за решеткой. За два дня до расстрела в «Казмаске» Огонёк заходил к Петрову с «малявой» от Ислентия. Вор в законе Ислентий мотал в то время срок в городе Тавда Свердловской области (на «Азанке»). И по старой дружбе послал «куму» послание, мол, прими человека от меня, пристрой, обогрей, он еще пригодится...

Бывший «кум» Петров Огонька принял, выслушал и пообещал помочь. Потом была стрельба, и не пригодился Петрову Огонёк, да и сам кумовской гость прожил недолгую жизнь.

«Огонёк», Огнев Юрий Борисович,
12.10.1947 г.р.
Мочилово

Огонька выследили, скрутили и вывезли на Бодьинский тракт. Долго пытали. Огонёк молчит. Как партизан на допросе. И не потому, что своих не хочет выдавать, а потому, что не знает ни фига.
Родион с ребятами не поверили Огневу. Решили, что утаивает от них подлый ворюга важную информацию. Решили устроить допрос с «пристрастием». Накинули веревку на шею, один конец к дереву, другой к бамперу джипа. И давай газовать, растягивать.

Огонек хрипит от удушья, глаза выпучил. Верёвка рвет кожу. Но... молчит, падла. Разозлились «радионовцы», газанули джипом сгоряча и придушили Огонька до смерти. Труп Огонька нашли по весне. Вороны выклевали глаз.

«Менты» в это время тоже работают над раскрытием убийства бывшего «опера» Петрова и устанавливают причастность гражданина Касимова Рината Габдуловича, 1965 года рождения (кличка Рина), одного из лидеров группировки «металлург», к убийству вышеназванного гражданина Петрова.

Рина подвозил киллеров к месту исполнения заказа. Эту оперативную информацию незамедлительно получает «чистильщик» Родион. От кого и как – догадаться не трудно. Старые связи бывшего «опера» и «афганца» Родиона были надежными.

Рано утром 11 февраля 1993 года Рину подкарауливают у любовницы. Один из подъездов дома № 9 по улице Михайлова. Бьют больно. Отнимают «ствол» и грубо бросают в «кунг» грузового автомобиля. Рина едет на загородную прогулку. С концами. Труп не найден до сих пор.

По слухам, Рина провисел вниз головой почти сутки и благополучно отдал свою душу Аллаху. Зато перед смертью «дал расклад» – как все было, чей заказ, кто исполнял и т.д. На мертвого все можно списать...

По городу пошла волна «зачисток». Идет, к примеру, бритоголовый отморозок домой. Кайфует от «крутости» своей по дороге. А сзади его «бодает» беленькая «четверка». Браток падает. Из «четверки» лихо выскакивают три-четыре добрых молодца спортивной наружности, сноровисто крутят ворюгану руки и бросают в подъехавший фургон «Иж-2715». Дальнейшая судьба «васька» (так спортсмены называли уркаганов) туманна, но предсказуема. Лес. Пытки. Мучительная смерть...
Нету тела – нету «дела»

Этот проверенный временем и законом постулат действует до сих пор! По пальцам можно пересчитать факты, когда наш самый гуманный в мире суд при наличии обвиняемого (убийцы) и отсутствии потерпевшего (жертвы) отправлял злодея за решетку.
А еще бывало и так: убийца сознался сначала, а потом пошел в отказ. Умный адвокат ему присоветовал. Труп не обнаружен, доказательств, кроме личного признания, никаких. Да еще и если заявит злодей, что его «прессовали» правоохранители, то уголовное дело может развалиться еще до суда.

Какой же прокурор согласится с тем, чтобы ему на дополнительное расследование вернули дело? Это ж показатели портить – кому охота?

А если постараться, то даже свидетельские показания со стороны обвинения можно грамотно похерить. Да если еще и со свидетелями «поработать», то и вовсе «Рафик ни в чем неувиноуатый»…

Бывший боевой «опер с земли» Александр Германович Радионов с этой системой был знаком. И поэтому, когда его вызвали «на разговор» бывшие сослуживцы и напрямую спросили: «Саша, а не ты ли ... Рину?», Родион, нагло глядя в глаза, заявил: «Ну я. И что? Нет тела – нет дела!» Братва – в шоке. «Менты» хихикают в курилке.

Время идет. По городу проводится «зачистка» от воров. «Васьков» вылавливают по всем «хазам», притонам, кабакам. В лучшем случае их до полусмерти бьют, чтобы получить информацию. В худшем – вывозят в лес и... тоже сначала бьют. А уж потом убивают.

Уцелевшие ворюганы проводят спешную эвакуацию. Бадыга со своей бригадой уезжает в Питер, Зурян увозит своих в первопрестольную. В Питер едут «нукеры» Родиона и устанавливают контакт с тамошним вором в законе – Костей Могилой (бывший спортсмен). Могила обещает помочь в розыске сбежавших. В Москве Радионовцы договорились со столичными «афганцами». Облава! Охота на волков! Злой демон Родион расставил силки...
Февраль 1993-го. Бесследно исчезает Игорь Кривицкий (кличка Охотник. Укрывал отморозка Пашу Бакулева). Каким-то образом соратники Родиона вычислили причастность Кривицкого и на Охотника устроили охоту. Игорь бесследно пропадает.

Игорь Кривицкий
Вместе с ним исчезают трое его друзей: Альберт Хузин (кличка Рузвельт), Сергей Ижбулдин (кличка Зюзя) и Алексей Хренов (Молодой). Кривицкий вместе со своими друзьями был запеленгован разведкой Родиона. Охотник повышал свой спортивный уровень в тренировочном зале таксопарка. Кличку такую странную Кривицкий получил при следующих обстоятельствах. Раз на квартирной краже среди вынесенного «хабара» было охотничье ружье в чехле. Игорь так и нес его на ремне, за плечом. На вопрос патрульного милиционера, дескать, куда собрался, Кривицкий нашелся очень быстро: «На охоту!» Ночь. Тишина. Ружье в чехле за спиной. Долго смеялась братва. Шутка понравилась. Кличка приклеилась...

Пытали не спеша. С чувством, толком и расстановкой. Так же не спеша удавили и, забросив тела в уже знакомый всем кунг «ЗИЛа», повезли «хоронить». Хоронили без салютов, священников и надгробных речей. Скинули в Ижевский пруд. Как собак.

Где-то в апреле рыбаки сообщили о трех «отморозках». Дескать, торчат из-под воды, смущают. Примчались «опера» и бригада прокуратуры. Трупы Хузина, Ижбулдина и Хренова выпиливали двое суток. Бензопилами «Дружба». Но все равно в морг они попали с ледяными наростами...

«Опера» долго досаждали рыбакам нудными расспросами. Рыбаки вяло отнекивались и говорили, что, мол, давно утопленников уже заметили. «А почему не сообщали?» горячились «опера». – «Дык, нет телефона тут на льду. А потом забывали как-то».

«Опера» вполголоса матерились и уныло шли досматривать ледяные скульптуры. Разумеется, все знали «автора» этих скульптур. Но доказать ничего не могли, да и особо не стремились. В городе резко уменьшилось поголовье «ворья». Чистильщик Родион делал за «ментов» их работу. Не совсем законным способом, конечно. Зато эффективно.

Так же эффективно и эффектно потом убили самого Родиона. Но об этом чуть позже...

Евгений Лукьянов
Лукьян – молодые годы
(первое покушение)


Евгений Вячеславович Лукьянов, 1970 года рождения. Кличка Лукьянчик, Лукьян. Бригадир «болотинской» группировки. Дерзок, умен, проницателен. Пользовался авторитетом не только в своей среде, но и среди некоторых представителей «органов». Примерно в середине 90-х коронован в Москве. «Вор в законе». После того, как в июле 97-го был убит Касим, Евгений возглавлял воровскую общину республики.
...Родион ежедневно (!) прессингует кого-то из «васьков». (Здесь указаны только известные факты Радионовской «чистки». А сколько осталось в «тени» – только дьявол знает!)

«Васьки» в желании выжить сдают все, что слышали, все, что знают все, о чем догадываются и думают. «Женя Болотный» попадает в поле зрения неудержимого Родиона только лишь потому, что один из «васьков», задыхаясь и захлебываясь собственной кровью, перед самой смертью сознался, что видел киллера Пашу Бакулева в компании с неким Женей Лукьяновым. Родион действует молниеносно! Лукьян приговорен! Новый труп. Будет ли он? Городской морг Ижевска всегда рад своим богатым клиентам...

А что же было дальше, спросите вы. Дальше было неудачное, но лихое покушение на Лукьяна, было большое и серьезное секретное совещание руководителей силовых структур по поводу сложившегося беспредельного «мочилова», был «суперзахват» в купе поезда «Ижевск-Москва» опасного преступника Александра Радионова.
По вопросу приобретения нового издания первой части книги (форма оплаты - предоплата, стоимость одного экземпляра - 1000 рублей) обращайтесь в редакцию ИА "Сусанин" и производите оплату по следующим реквизитам:

ООО «Аналитический центр «Провинция»

ИНН 1831081498
БИК 049401601
р/с 40702810168170103015 в Удмуртском ОСБ №8618 г. Ижевск,
К/с 30101810400000000601

Тел.: 57-07-56, +7-912-766-36-83
Елена Карпова.

Made on
Tilda